site_title
www.dagsudexpert.ru

Распря с хорошим концом...

Сколько экспертиз нужно Дагестану? Эта история началась как простой раскол среди персонала ДагЛСЭ (Дагестанская Лаборатория судебной экспертизы), а кончилась отпочкованием целой группы (из 9 человек) ведущих экспертов с последующим превращением их в аналогичную структуру – Государственное учреждение «Республиканский центр судебной экспертизы Министерства юстиции РД».

 

«РАСКОЛ» НА БЛАГО

Правда, нынешний руководитель ДагЛСЭ Минюста РФ Гаджи Ахкуев, с которым я встретился в ходе подготовки этого материала, решительно против употребления слова «раскол». Нет никакого раскола! - отрезал он. - Все мои специалисты на месте, мы работаем в нормальном режиме… От комментариев он отказался, зато несколько раз предупредил, чтобы ни его имя, ни название руководимой им организации в публикации не упоминались… Правда, похвастал, что в отличие от Центра Лаборатория все средства, полученные за свою работу, переводит в федеральный бюджет. «А те?», - спросил я, имея в виду Центр. «Те отдают их в республиканский бюджет». «Нашел, чем хвастать», - подумал я про себя, услышав такой ответ.

Сегодня обе структуры живут мирно, так сказать, сосуществуют. А было время, когда вопрос ставился ребром: «Для чего на 90% дотационной республике создавать и финансировать организацию, которая дублирует прекрасно зарекомендовавшую себя за 40 лет работы ДагЛСЭ?», - обращался к Правительству Дагестана некий журналист от имени руководства Лаборатории. Примерно так  же ставит вопрос и руководитель Центра Гасан Магомедов, но зеркально наоборот. Он считает, что содержать эту Лабораторию, да еще с такой репутацией, выгодно в первую очередь московским чиновникам с их алчностью и эгоизмом. Мол, республика в ней сегодня не особенно нуждается.

В самом деле, как бы ни хвалил «СК» Лабораторию, бывшие ее сотрудники, сам министр юстиции РД Азади Рагимов утверждают, что времена, когда к ДагЛСЭ можно было применять столь лестные характеристики, давно канули в лету: «В последние годы коллектив был охвачен внутренними конфликтами, которые и привели к его расколу», - так, осторожно, но недвусмысленно высказался об этом министр.

То же говорит и начальник Центра Гасан Магомедов. «В течение каких-то трех-четырех лет лаборатория вместо того, чтобы развиваться, стала разваливаться, - вспоминает он. – Причина была в том, что руководитель ставил свой личный интерес превыше всего. Из-за такого руководства коллектив распался на «своих» и «чужих»; независимая экспертиза стала зависимой…». Зависела она, как нетрудно догадаться, не от того, от чего должна бы зависеть, т.е. от интересов заказчиков и потребителей, а от аппетитов безответственного начальника

Реакция Минюста на нездоровые процессы в Лаборатории, хотя и не сразу, но все же последовала. В Махачкалу прибыла компетентная комиссия, организовала проверку, которая, по словам моих собеседников, подтвердила все негативные факты и явления… «В результате был снят с должности начальник Лаборатории, - рассказывает Гасан Магомедов. – Это, конечно, было большое дело, но мы надеялись на большее, мы ждали серьезного разговора по улучшению судебно-экспертной деятельности в Дагестане, по усилению контроля за деятельностью Лаборатории, по повышению уровня экспертов. Не дождались. Мне даже показалось, что эти моменты интересовали гостей далеко не в первую очередь…».

 

БУКА-ФЕДЕРАЛ

Ведь те не стали рассматривать и вопрос об объединении двух коллективов с выдвижением в руководители приемлемой для всех кандидатуры непосредственно из лабораторных кадров, хотя об этом была предварительная договоренность на уровне руководителя республики. Ничего этого не произошло. Комиссия кулуарно, без учета мнения коллектива, руководства республики назначила начальником совершенно постороннего в нашей системе человека (Гаджи Ахкуева) и поспешно убыла в столицу. «Господа федеральные чиновники! – словно вдогонку восклицает Гасан Магомедович во время беседы. – Надо же, наконец, научиться считаться с нами, уважать наш менталитет и наши интересы!». Требование более чем справедливое…

Гасан Магомедов считает, что такое поведение местных федералов есть прямое следствие отношения к нам, «малочисленным», федералов в центре. «Это политика давления сильного на слабого, - эмоционально говорит он. – Цель ее - не дать нам развиваться ни политически, ни экономически, ни культурно. Недоразвитыми-то легче  управлять. Вот они, чиновники-федералы  всех уровней, и диктуют, и указывают, как нам жить и работать! Они, наверное, не знают слов президента Путина, который сказал: хватит московским чиновникам строить туалеты и бани в регионах!».

Возможно, он и прав.

«Несмотря на чинимые со всех сторон препятствия, особенно со стороны бывших чиновников Минюста РФ, - рассказывает он, - наш Центр всего за два года не только выстоял, но и зарекомендовал себя как одно из лучших экспертных учреждений РД. Интерес к Центру со стороны правоохранительных органов, юридических и физических лиц республики вырос настолько, что лишь в 2007 году нами выполнено более 2-х тысяч экспертиз и экспертных исследований!».

А вот уровень работы Лаборатории, как сообщил министр, идет на убыль…

В первое время между двумя структурами шла вялотекущая борьба, причем не только и не столько экономического характера… Она усугублялась тем, что обе они вынуждены были пребывать в одном здании, в помещении на Портовом шоссе, 5, где Лаборатория обосновалась с первых дней своего существования: на первом этаже - Центр, на втором – ДагЛСЭ. Но, как гласит мудрая пословица, два медведя в одной берлоге не уживаются. Не стала исключением и «берлога» на Портовом шоссе. Наконец, сожительство стало невыносимым, и Правительство РД выделило вновь созданной организации другое помещение, то самое, где сегодня Центр и располагается – на Пушкина, 6.

Каждая из двух структур отстаивала свое право на существование. Причем, доходило до судебных тяжб (они закончились в пользу Центра: президиум ВС РД признал его деятельность законной).

 

КОНЕЧНАЯ ЦЕЛЬ - ХОЗРАСЧЕТ

Идея создания Центра принадлежит Гасану Магомедову. «Мы находились как на тонущем корабле. Надо было как-то выходить из положения. Я обратился к министру юстиции Дагестана Азади Рагимову с предложением создать новую экспертизу республиканского подчинения. Благо, закон позволял нам это сделать. Министр отнесся к моему предложению с интересом и пониманием. «Что ж, если это разрешено федеральным законом и не противоречит республиканским подзаконным актам и Конституции Дагестана, то мы проработаем вопрос и с выйдем с ним к руководству». Министр свое слово сдержал: вскоре вопрос был поставлен на обсуждение перед руководством республики. Обратились и в Минюст России. «Скажу откровенно, - делится министр, - вопрос этот решился непросто и занял много времени. Но с осени 2005 года Центр начал функционировать. Не скажу, что все идет гладко, но в целом его работу я оцениваю как хорошую, качественную. Никаких жалоб на ее деятельность от заказчиков не поступало». Министр признал, что на данном этапе Центр не может обойтись без государственной поддержки, хотя она и не столь велика, как это было бы необходимо. Есть некоторые проблемы с техническим оснащением, с жалованьем сотрудников (сегодня оно ниже, чем у других госслужащих). Но в перспективе экономическая ситуация в Центре поменяется: он должен придти к самоокупаемости, к хозрасчету. Министр уверенно констатировал, что конфликтный этап данной ситуации уже позади. Сейчас ни у одной из сторон нет претензий друг к другу, консенсус найден, и обе структуры спокойно и плодотворно работают. Главный результат всей этой ситуации, этого, если хотите, «раскола» в том, -подчеркнул он, - что в выигрыше остался заказчик, потребитель, поскольку у него увеличилась возможность выбора, а это основное преимущество рынка. Мы за это. Пусть возникнут еще лаборатории и центры экспертизы – ничего страшного в этом я не вижу. Лишь бы людям было хорошо…

 

ЭПИЛОГ

Я уже упоминал про  состоявшийся 21 декабря 2006 года президиум ВС РД, который поставил правовую точку в этом споре. А в качестве резюме этого материала я бы поставил слова министра о том, что в выигрыше во всей этой детективной истории остался заказчик, потребитель, человек, а, следовательно, это история с хорошим концом 

Адрес статьи: http://dagsudexpert.ru/?com=articles&page=article&id=18